Возрастное ограничение материалов: 18+ (Российская федерация)

Чаепитие

Приятно провести время в хорошей компании за чаем; вспомнить прошлое, заглядывать в будущее.

Гостиница высотой в тридцать этажей размещалась на одной из довольно оживлённых городских улиц. Высокое здание из стекла и бетона было построено в форме полукруга со входом в центре. Водитель провёз нас по дороге и высадил аккуратно возле входа. Почти сразу подошёл швейцар и взял наши вещи.

Пока девушка, а именно на неё был забронирован номер здесь, регистрировалась, я обошёл холл. Просторное помещение с высокими потолками и колоннами было украшено барельефами и отделано в тёмных золотых тонах: диваны из натуральной кожи стояли за стеклянными столиками в ожидании посетителей.

— Ваша комната двенадцать-а и двенадцать-б, вот ваши ключи, — он положил на стойку два резиновых браслета с напечатанными номерами.

— Отлично, — ответила девушка, примеряя его себе на правую руку и отдавая второй мне. Коридорный уже унёс наши чемоданы.

Мы вошли в один из свободных лифтов на том месте в холле, где обычно располагается шикарная лестница. Девушка прикоснулась к надписи «12» на стекле и она сразу же вспыхнула оранжевым свечением. Через полминуты двери лифта открылись. Поразительным было то, что движения совсем не ощущалось.

— Я так устала с дороги, — сказала девушка, потягиваясь, — Зайдёшь ко мне поболтать?

— Отчего не зайти? — ответил я.

— Завтра обязательно отправимся на пляж, — сказала она, берясь за ручку двери.

Я отправился в свой номер. Замки здесь открывались автоматически, как только к двери приближался человек с соответствующим браслетом. Войдя в номер я был приятно удивлён, что должно было быть ожидаемо за такую сумму.

Просторная прямоугольная комната была окрашена светлыми тонами. На одной стене стояла просторная двуспальная кровать, неподалёку размещался шкаф. Рядом с ним коридорный поставил мой чемодан. На другой стене располагался стол с несколькими стульями и дверь в туалет и ванную комнату.

Стол из полированного красного дерева и резные стулья с мягкой обивкой тёмно-красного материала были приятными на ощупь не только руками, но и другими частями тела.

Стекло, закрывавшее всю наружную стену, было задернуто лёгкой занавеской, а тяжёлые шторы были убраны к стенам. В ванной комнате размещалась душевая кабина не самых маленьких размеров и другие обычные для неё предметы обстановки.

В целом я был доволен всем здесь — ещё бы, за такую сумму это должны были быть почти президентские апартаменты. Но всё это стоило тех денег, которые мы заплатили, хотя для моего бюджета всё это было несколько затратно, но ради того, чтобы побыть немного с ней наедине (а сделать это в нашем городе было крайне затруднительно, особенно если вспомнить все переделки, в которые мы попадали) я мог допустить это.

Я сел на кровать и удивился тому, насколько она была мягкой — в гостиницах, где я бывал, такого я ещё не встречал. Нужно ли пересказывать, какие мечты об объятиях и поцелуях сразу же стали толпиться в моей голове.

Немного разобрав свои вещи, я вышел и постучал к ней в номер. Практически сразу же дверь отворилась и появилась горничная с тележкой — она привезла заказ в номер.

Войдя и закрыв за ней дверь, моим глазам предстала следующая картина: зеркально симметричный с моим номер, где девушка сидела в халате в центре кровати, а рядом стоял поднос с двумя чашками, чайником и какими-то сладостями. Ноги она убрала под себя, а белоснежный потрясающе пушистый халат расходился на груди немного больше, чем следовало бы.

Никогда я ещё не видел её такую сверкающую собственной сексуальностью. Белый и пушистый мягкий халат облегал её отличную фигуру и спускался мягкими волнами на бёдра, оставляя открытыми колени. Рукава плавно скользили по гладкой коже, открывая руки, когда она поднимала их вверх и скрывая вновь, когда она брала сладость из вазочки.

Я услышал в воздухе знакомый аромат.

— С чем чай?

— Жасминовый, — ответила она, — Поухаживаешь за мной? — спросила, жестом указывая на чайник.

Я разлил чай по чашкам и воздух наполнился терпким и сладким ароматом зелёного жасминового чая.

— В зелёном чае много кофеина, — сказала она, поднося кружку к лицу, — А ещё жасмин — отличный афродизиак, — она улыбнулась, ставя кружку на поднос, — Никогда не думала, что где-то кроме домашних условий можно попробовать столь хорошо заваренный чай. Они меня приятно удивили, — она медленно провела рукой по шее.

Я отнёс поднос на стол и подошёл к кровати с её стороны. Она подняла на меня взгляд. Жестом я пригласил её к себе, и она, подхватив мою руку, в одно движение встала с места рядом со мной. Это тоже было одной из удивительных черт у неё — некоторые вещи, которые невозможно выполнить в одно движение, занимали у неё именно одно. Как ей это удавалось — я не знаю.

Она оказалась рядом со мной и медленно провела рукой по спине вверх к волосам, затем запустила в них руку и прижалась всем телом, скрыв лицо в моих русых локонах на правом плече.

В то время я носил длинные волосы до плеч, хотя ширина плеч не позволяла принять меня за девушку, но некоторые всё равно умудрялись обратиться ко мне именно так. Возможно, я носил такую причёску из протеста, доказывая, что я сам могу принимать решения или для того, чтобы нравиться другим, особенно девушкам. Причёска позволяла мне выделяться, хотя среди творческих людей больше можно встретить короткостриженных мужчин, чем с длинными волосами.

Сквозь халат я чувствовал исходящее от неё тепло. Ей отнюдь не было жарко, это был совершенно другой сексуальный пожар, горевший внутри неё. Возможно, так на неё подействовал её любимый жасмин в сочетании с моей компанией. Не могу сказать точно, но как-то похоже он подействовал на меня.

— Знаешь, — начала она шёпотом, — Я так рада, что ты сейчас со мной. У меня ещё никогда не было таких долгих отношений ни с кем и я уже начала сомневаться в том, что я по-настоящему смогу найти того человека, с которым мне будет хорошо.

Затем она сделала паузу в несколько минут, после которой продолжила:

— Мне всё равно, сколько ты зарабатываешь, хотя я и никогда не спрашивала тебя об этом. Мне всё равно каковы твои привычки, потому что они если они меня не задевают, то и не раздражают. А об этом ты позаботишься, я знаю, — она прижалась ко мне.

Так мы и стояли в объятиях друг друга. Жасмин оказал на нас обоих очень странное действие, не выразившееся в сексуальном желании, а вышедшем в любовных чувствах и потребности просто быть рядом.

— Я бы ни за что на свете не согласилась расстаться с тобой даже на минуту. С тобой моей душе так спокойно и тепло, как никогда не было с другими. Я слишком привыкла быть сильной с мужчинами и теперь даже забыла, как это — доверять себя другому. Так зачем мне, право, моя душа, если ей у тебя, мой гость, хорошо?

Она отпустила мои волосы и медленно и нежно поцеловала меня в щёку. Так нежна со мной не была ещё ни одна девушка. Жар понемногу спал, но осталось то тепло, которое согревало нас обоих и друг друга. Так мы и стояли, нежась в объятиях и не думая совершенно ни о чём другом. Или, может быть, только я не думал ни о чём другом.

Мы начали наклоняться в сторону кровати и через мгновение оказались погружены в её мягкость. Она держалась в объятиях некоторое время, а затем, устроившись на моём плече, задремала. Да, похоже её душе действительно было хорошо у меня. А я, наконец-то, нашёл вторую половинку своей души, которую в древности могучий Зевс разделил надвое.

У такой девушки, как она, наверняка должно было бы быть много потенциальных поклонников и ни одного реального — она действительно очень привлекательна не только внешне, но и внутренне, хотя характер её очень требовательный — большинство поклонников слишком быстро бы сдалось, даже не вступая в борьбу.

Я же даже не думал сражаться или пытаться быть для неё кем-то иным, чем я есть на самом деле, потому что так я бы мог не стать в нужный момент тем, кем я должен был бы быть. Я никогда не старался пустить пыль в глаза тем, с кем хотел наладить действительно хорошие отношения и эта девушка не была исключением. Возможно, именно поэтому у меня не было большого количества друзей или девушек-поклонниц.

Но именно благодаря своему характеру и такому подходу к нашим отношениям я смог обрести именно её — вторую половинку своей души. Не так уж много успешных отношений довелось обрести мне, но этот успех стоил всех тех поражений, которые я преодолел. Но судьба готовила мне ещё одно испытание, по сравнению с которым всё это — всего лишь детские игры.

— Милый, так хорошо, что можно никуда не ходить, — промолвила девушка, находясь на грани между явью и сном и снова погрузилась в грёзы, обняв меня свободной рукой.

Она так мило выглядела, когда спала в моих объятиях, что я невольно залюбовался ею и в этот раз. Она заснула по той простой причине, что дорога очень сильно выматывает её; она очень сильно любит путешествовать, но этот недостаток она пока не научилась преодолевать.

Я уверен, что она никак не хотела бы засыпать, но в моих объятиях она действительно чувствует себя очень спокойно, поэтому и позволяет себе быть такой, какая она есть на самом деле — милой и по-настоящему чувствительной ранимой девушкой.

Я бы никогда не подумал, что могу быть для неё человеком, рядом с которым она будет чувствовать себя уютно — она и сама могла бы постоять за себя, но она слишком устала это делать. Я же вряд ли мог защитить себя, не говоря уже о ней, хотя, судя по её поведению, я в себе слишком сильно ошибался.

Она вздрогнула и открыла глаза.

— Я долго спала? — спросила она.

Я только пожал плечами. Через минуту она продолжила:

— Так что у нас с пляжем? Отправляемся или как?

Вы можете приобрести эту книгу в рамках поддержки проекта в электронном издательстве ridero.ru (предпочтительно), а так же в цифровых магазинах amazon, ozon.ru и ЛитРес.

results matching ""

    No results matching ""