Возрастное ограничение материалов: 18+ (Российская федерация)

Финальный шаг

Дело всегда нужно доводить до конца; иногда финальный шаг полностью переворачивает всю дорогу

Не скажу, что всё оставшееся время до Нового Года прошло словно в тумане, но периодически меня преследовало чувство нереальности происходящего. Нереальным казалось так же то, что девушки больше нет. Я часто приходил в кафе и засиживался там допоздна, пока не вспоминал, как видел её на тротуаре.

За несколько дней до финального шага, который я собирался выполнить по её просьбе, меня стало одолевать странное беспокойство. Я не знал, почему оно возникло, но наиболее вероятной причиной для него было именно ожидание какого-то чуда.

Сначала я убеждал себя в том, что она никогда не вернётся, поскольку я своими глазами видел, как она умерла. Но затем, вспоминая, что она рассказала мне о себе, о вампирах, я стал менее категорично относиться к этому. И всё же, надежда на её возвращение была, хотя я сам утверждал себе, что не верю в это. Её потеря оказалась слишком сильной для меня.

Но время новогодней ночи всё-таки наступило. На улице срывается снег. Теперь я должен выполнить обещание и выйти в эту ночь гулять. Не знаю, чем может обернуться прогулка, но я попросту должен это сделать.

Безлюдное место, куда ведёт длинная тупиковая аллея, сегодня казалось совсем опустевшим. Я взглянул на небо — серое, затянутое облаками, оно лишь ещё сильнее давило на мозг. Вокруг никого не было не только поблизости, но и в просветах между деревьями тоже.

Она очень многое сделала для меня и теперь, после её смерти, я выполнил то, о чём она меня попросила. Без неё моя жизнь стала совершенно иной. Нельзя было сказать, что я снова замкнулся, как это произошло в прошлый раз. На этот раз она ушла от меня иначе. Она не написала сколько я должен был бы гулять, поэтому исключительно интуитивным чувством я продолжал гулять.

Даже без неё я оставался тем полноценным существом, словно её душа оставалась всё это время со мной. Да, тело её уже далеко, но душа по-прежнему рядом. Я чувствовал это во всех окружающих вещах — с тех пор как её не стало, всё стало совершенно иным. Мир не стал хуже или лучше, он стал просто другим. А вместе с ним и я стал чувствовать души в вещах. Во всём, что меня окружало была часть её души. Да и моей тоже.

Её кулоны я всегда носил с собой. Когда становилось совсем тяжело, я доставал их из кармана и вспоминал все наши приключения. От этого страх и разочарование отступали, уступая место счастливым моментам, когда мы были вместе.

Моя жизнь не стала такой уж пустой без неё. Она просто стала другой, такой, к которой я пока ещё не сумел привыкнуть. Когда подкатывали невыносимые слёзы, меня грела мысль о том, что если она действительно любила меня, то меньше всего хотела бы, чтобы я плакал о наших отношениях.

Я сел на скамейку и взял в руки кленовый листок, удачно подвернувшийся под руку. Края листа уже покрылись инеем, придавая ему красивый контрастный вид: красно-жёлтая расцветка клёна в сочетании с холодной голубизной инея. Едва я подобрал лист и откинулся на спинку, на моё плечо опустилась рука…

Моё удивление сложно передать, когда я увидел её. Ту, которая хотела завладеть моим временем и соблазнить меня ради собственной вечной жизни. Ту, с которой у меня было столько возможностей, но с которой я ни разу не переспал. Ту, которая ещё несколько месяцев назад выпала из окна на тротуар и получила кучу переломов, потеряла слишком много крови и умерла. Ту, по поводу смерти которой проводили расследование, не давшее результата. Ту, которая призналась мне в любви и которую любил я.

— Не ожидал?

— Да, такое не каждый день увидишь… Но… как? — смог я сказать, будто готовился к этой встрече, но затем мои мысли оборвались.

Я не поверил своим глазам. Сначала сознание стало мутиться и я почувствовал приступ тошноты, но благодаря отлаженной технике дыхания в таких ситуациях, через несколько секунд оно начало отступать. Я снова посмотрел на неё: розовую от мороза и улыбающуюся.

К горлу подступил ком, а она стала растворяться в воздухе. Я сделал несколько шагов назад и закрыл глаза. Это было временное помутнение, её нет среди живых. Успокоившись немного, я снова открыл глаза. Она стояла на том же месте. Ещё два раза я закрывал глаза, не в состоянии поверить в то, что происходило сейчас со мной.

Затем я ущипнул себя несколько раз очень сильно, но она не исчезала. Я снова закрыл глаза.

Передо мною пронеслась сцена у окна, толчок, её тело на асфальте… Не в силах вспоминать дальше, я снова открыл глаза. Она смотрела на меня, улыбаясь.

Сознание стало понемногу осваиваться в той действительности, что меня окружала. Я медленно, шаг за шагом, подошёл к ней, попытался провести руку сквозь её грудь. На моё удивление, она оказалась вполне ощутимой и даже через пальто я понял, что передо мною сейчас та самая девушка.

В глазах потемнело.

Не каждый день ты видишь как человек погибает на твоих глазах, и после этого вновь появляется перед тобой во плоти. Я уже стал думать, что сошёл с ума. Но так или иначе, я стал приспосабливаться к тому, что теперь происходило вокруг или в моей голове.

Меня захлестнула волна любви, которую я не испытывал никогда раньше. Я обнял её, едва не задушив, затем осторожно коснулся руками её милых щёчек и клеточка за клеточкой, покрыл несколькими сотнями поцелуев всё её лицо.

Иногда она подхватывала мою инициативу, когда поцелуй приходился вблизи губ, играя со мной, находящимся в сумасшедшем вихре любви. Спустя полчаса, когда первые страсти немного угасли, она сказала:

— Дай я тебя обниму и расскажу дальше.

Она прижалась и в этот момент я понял, что это не сумасшествие. Она заговорила:

«Вампиры имеют одну очень хитрую лазейку, которая очень сложна, но выполнима. Для этого в полнолуние они должны покончить с собой ради другого. Это называется жертвой. Это весьма опасное мероприятие, когда нужно оказаться на грани гибели, но не сдвинуться ни в одну, ни в другую сторону.

Перед этим нужно обязательно провести длинный и сложный ритуал, в течение которого человек, ради которого ты жертвуешь собой, должен обязательно увидеть тебя обнажённой, но при этом не испытать сексуального желания.

Следующим пунктом должно быть оставление предсмертной записки для этого человека и какого-то талисмана в виде своей вещи, которая свяжет вас во время смерти. Записку он может получить и позже, но она обязательно должна быть получена.

И ещё одно обстоятельство — тот человек, ради которого ты жертвуешь собой, обязательно должен тебя любить и быть готовым пожертвовать собой ради тебя. Если этого не будет — считай, что впустую отдала собственную жизнь. Если в остальных элементах можно быть хоть как-то уверенной, то здесь — только интуиция приходит на помощь.

Я понимала, что ты вряд ли согласишься, но моя жизнь с таким вирусом стала слишком невыносимой. Я больше не могла поступать так. Мне стало всё равно, но с тобой я познала любовь и перед своим уходом всё же решила оставить себе возможность вернуться, если ты действительно бы хотел этого. После этого я выбросилась из окна у тебя на глазах».

К сожалению, этот момент я слишком хорошо запомнил. В течение нескольких дней я с трудом мог спать из-за постоянных кошмаров. Через неделю я уже спал несколько часов ночью, но кошмары продолжались. Они продолжаются и по сей день, к счастью, уже не каждую ночь.

Но мог ли я быть уверенным в том, что они отступят, после того, как я увидел её сейчас?

«Врачи рассказали мне, что констатировали смерть и отправили в морг. Но перед вскрытием патологоанатом удивился отсутствию окоченения, которое уже должно было наступить. Он проверил пульс и упал в обморок, когда обнаружил его. Он был ещё молод.

Придя в себя, он позвал санитаров и уже через десять минут мной занялся реаниматолог и хирург. Потом был месяц, пока срастались несколько переломов. Они все были поражены, как мне удалось выжить после таких травм и не замёрзнуть в холодильнике, но они ведь не знали секрет.

Затем ещё немного я заново училась ходить, чистить зубы и принимать пищу, потому что за это время мышцы несколько атрофировались, но навык быстро восстановился. Меня не хотели отпускать, опасаясь за здоровье. Психиатру я соврала, впрочем, очень удачно, что потеряла равновесие когда открывала окно. Она несколько раз принимала меня, но дала хорошее заключение. Затем меня выписали. Мне оставалось найти тебя, ведь я так и не узнала номера твоего телефона».

Мы слились в поцелуе страсти, мои руки мягко скользили по её бокам и спине, опускаясь и ниже, в то время как она играла с моими волосами, верхней частью спины и плечами. Должно быть, между нами в этот самый момент происходил колоссальный обмен энергией, потому что после завершения, каждый из нас испытал просто невероятный подъём. Она снова обняла меня за шею и сказала:

«Когда вампир жертвует собой ради другого, того, кто его по-настоящему любит, он перестаёт быть вампиром — эти две сущности — не могут сочетаться в одном существе. А полнолуние нужно для того, чтобы увеличить вероятность срабатывания поверья. Пойдём, нам нужно ещё очень много успеть! Ведь я теперь — как и ты — человек».

Мы пришли ко мне в квартиру, заварили чай и разговаривали до самого утра, ведь нам было о чём поговорить. Затем она удобно устроилась боком у меня на коленях и задремала. Как же она красива, когда спит.

Я отнёс её на кровать, укрыл пледом и задёрнул шторы — за окном уже брезжил поздний зимний рассвет. Нам ещё так многое предстояло сделать вместе и лишние свидетели совершенно ни к чему. Я забрался к ней под плед, осторожно переложил её голову себе на плечо и задремал. Погрузился в сон совершенно счастливый, а ночной кошмар больше меня не тревожил.

Вы можете приобрести эту книгу в рамках поддержки проекта в электронном издательстве ridero.ru (предпочтительно), а так же в цифровых магазинах amazon, ozon.ru и ЛитРес.

results matching ""

    No results matching ""